РУССКАЯ
Статьи
Профиль
Избранное
Маяковский Владимир Владимирович

Маяковский Владимир Владимирович

Война и мир

Поэма «Война и мир», написанная Маяковским в 1916–1917 гг., как и другие его антивоенные стихи (например, «Мама и убитый немцами вечер» и «Война объявлена») – о безумии и ужасах общечеловеческой бойни, имя которой – Первая мировая война. Перенасыщенная кровавыми подробностями («в гниющем вагоне на сорок человек – четыре ноги»), бессюжетная, «безгеройная», она создает ощущение надвигающегося Апокалипсиса, а может быть, и уже свершающегося Страшного суда. Гениальным поэтическим чутьем автор заменяет лирического героя поэмы на некоего коллективного героя, такое большое «Я» по типу хора в древнегреческих трагедиях, который выражает общие чувства, но говорит от первого лица единственного числа, что позволяет ощущать себя причастным к общей, коллективной вине за чудовищную бойню не только автора, но и каждого читающего.
Кровь!
Выцеди из твоей реки
хоть каплю,
в которой невинен я!

Вот почему Маяковский в одной из глав лично просит прощения у человечества: "Люди! / Дорогие! /Христа ради, / ради Христа / простите меня!"
Как примиряются в одной душе совершенно бунтарские, по-революционному безжалостные чувства и воззрения (чего стоят его призывы развешивать лабазников на фонарных столбах) с любовью и жалостью к искалеченным и убитым – Бог весть, но факт то, что и то и другое у поэта искренне. Он по-настоящему желает мира и любви для всех людей. Особенно показательна в этом плане пятая, последняя глава поэмы – картина воскресения и примирения всех враждующих и убиенных, причем ВСЕХ убиенных во ВСЕХ человеческих войнах, ибо завершена «последняя война». Все поэтические средства тут работают на создание светлого умиления и радости от окончания кошмара, автор даже надеется на какую-то утопическую «поправимость» содеянного, на возрождение всего уничтоженного, обиженного, искалеченного.
День раскрылся такой,
что сказки Андерсена
щенками ползали у него в ногах.

В своих антимилитаристских стихах и поэмах Маяковский не менее значителен, чем в революционных, любовных или сатирических. Поэтому считать его исключительно «агитатором, горланом-главарем» – значит всего лишь следовать расхожему мнению, ограничивать его гений какой-то одной гранью. Великое значение Маяковского не в его «бунтарстве» и не в языковом и поэтическом новаторстве, а в мощном гуманистическом заряде, в любви к миру и Человеку, как бы пафосно это ни звучало